ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
 

Вий открыл веки весело и с задором


В начале октября прошли премьерные показы мюзикла «Вий» – самого мистического, по уверениям его создателей. Теперь, когда общее предпремьерное напряжение спало, мы отправились смотреть постановку.

История мюзикла, надо сказать, складывается непросто. Тем интереснее посмотреть на результат. Изначально в качестве режиссёра компанией Creative lab Stairway был выбран украинский режиссёр Юрий Ковтун, который в 2005 году уже ставил «Вия» на сцене Одесского русского драматического театра, где он, кстати, идёт и по сей день. Однако песен, написанных Евгением Лапейко, в расчёте на музыкальный спектакль оказалось маловато для полноценного мюзикла. Дописать недостающее должен был известный композитор мюзиклов Евгений Загот. Естественно, предполагалось, что и сама постановка не будет копией одесской. Однако что-то пошло не так. Примерно за месяц до премьеры Ковтун, не согласный с концепцией спектакля, покинул проект, запретив использовать музыку Лапейко.

Команде мюзикла пришлось в срочном порядке писать новые песни и репетировать совершенно другой материал. Возможно, именно с этим связан тот факт, что постановка получилась достаточно короткой – чуть более полутора часов. Однако, зная, как регулярно доделывался и переделывался мюзикл «Последнее испытание», которым тоже занимается Creative lab Stairway, можно предположить, что и «Вий» со временем «расширят и углубят». Искания, собственно, начались с самых премьерных показов, где в разные дни были показаны немного разные концовки.

Думается, этот мюзикл открыл для многих Дмитрия Савина – исполнителя роли Хомы. Невероятно харизматичный и голосистый актёр – стопроцентное попадание в роль. В этом блоке спектаклей к нему присоединилась Теона Дольникова, которой не было на премьерных показах. Фамилии остальных актёров постановки, право, слишком известны, чтобы их называть. Игорь Балалаев, Игорь Портной, Елена Моисеева, Антон Деров – признанные мастера жанра мюзикла, и сказать что-то новое об их таланте вряд ли получится. Эти люди – счастье мюзикломана.

Поначалу казалось, что всё проходит весело и с задором, и даже пугались бурсаки как-то уж очень забавно. Гарный хлопец Хома с приятелями-бурсаками, строгий сотник, очень колоритные казачка Хавронья, ректор семинарии и прочие второстепенные персонажи. Охмурение ректором Хавроньи, фактически мастер-класс по пикапу – одна из ярчайших сцен спектакля. Красивые декорации и костюмы, разудалые песни, развесёлые танцы, полная атмосфера небольшого украинского хутора.

Но далее на первый план выходит демонически прекрасная панночка – и жути очень даже прибавляется. Парящая над сценой Дольникова в развевающихся одеждах выглядит очень эффектно, а дым добавляет атмосферности. Тут бы и набор для защиты от нечисти пригодился, который продаётся в фойе в качестве сувенира и включает в себя свечу и мел.

Конец оказался неожиданным, не таким, как у Гоголя. Что там стряслось с Вием, рассказывать не будем (кроме того, что веки-то он, конечно, открыл). Скажем лишь, что финал спектакля – неожиданная и интересная находка, но, если вдуматься, всё вполне логично. Кто плодит ведьм? Почему в деревенскую церковь ходят только двое? Кто выбрал место для ярмарки, на которой ничего невозможно продать? Идея, правда, не нова, но до сих пор в нашей стране не воплощалась.

Подобная концепция изначально предполагалась в советской экранизации «Вия» 1967 года, однако эта идея не понравилась двум прославленным режиссёрам, курировавшим картину, Ивану Пырьеву и Александру Птушко. А вот теперь, спустя полвека, её удалось реализовать.

Общее впечатление от мюзикла: задорно и динамично. Музыка хороша и соответствует обстоятельствам. К Гоголю отнеслись вполне бережно. В общем, Николай Васильевич бы одобрил.


Избранные новости
Последние новости
Архив новостей
Облако тегов
Мы в соцсетях
  • 60425704_1276726547_vkontakte.png
  • logo_facebook_f-convertido-1024x1024.png