ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
 

Анна Подсвирова – последняя любовь Дон Жуана


Она с легкостью совмещает служение в двух абсолютно разных театрах, считает, что работа – истинное счастье, и умеет от нее получать настоящее удовольствие. Ей интересно не только профессиональное развитие, но и личностный рост. По жизни она немножечко философ, а в свободное время учит английский язык, чтобы владеть им в совершенстве. Актриса театра Романа Виктюка и театра Московская Оперетта Анна Подсвирова рассказала о любви к профессии, актерской интуиции и глубоком уважении к своему мастеру.

- Вы учились на курсе Романа Виктюка. Какие воспоминания об этом времени у Вас сохранились?

Воспоминания о студенческих годах? Сумасшедшее, необузданное существо, у которого в одно ухо все влетало, а в другое вылетало (улыбается). Это – я! Осознанности не было никакой, только одна сплошная энергия и желание заниматься творчеством. Курс у нас был дружный, хороший, и мастер отличный. На самом деле от того времени остались только ощущения, а что-то конкретное сразу и не вспоминается.

- Учиться было сложно?

Абсолютно не сложно. Хотя учились почти круглосуточно, с утра и до одиннадцати-двенадцати вечера. Даже охранники выгоняли из института (улыбается). С нами работали хорошие режиссеры: Митя Косимов и Филипп Ситников.

- Параллельно с обучением Вы начали играть в театре?

Да, с третьего курса. Так получилось, что Роман Григорьевич меня взял к себе в спектакль «Последняя любовь Дон Жуана». Спектакль я смотрела еще студенткой и соответственно попала не в первый состав. Там играла девочка, которая сейчас играет в театре у Табакова. Очень понравилось, как она играла, мне вообще тогда спектакль понравился. Я даже представить не могла, что попаду в него. И когда попала, у меня был такой восторг, я думала, неужели буду играть с артистами, на которых я смотрела, широко раскрытыми глазами. Роман Григорьевич, естественно, водил нас на свои спектакли. Коллектив театра Виктюка замечательный, доброжелательный. Я там чувствую себя как дома.

- Сейчас вы там играете не один спектакль, у Вас много ролей. Есть какая-то особенная работа, которую можете выделить?

Первая роль, конечно – «Последняя любовь Дон Жуана». У меня в этом спектакле есть монолог про любовь. А я люблю все темы, связанные с любовью. Я такой философ немного по жизни (смеется).

- Расскажите, пожалуйста, немного об этой роли.

Я играю Анжелику, одну из девушек, которую совратил и бросил Дон Жуан. Предварительно он совратил и бросил мою тетю. Она решает ему отомстить, собирает жертв Дон Жуана, и они выносят ему приговор: либо он женится на моей героине, либо должен сесть в тюрьму согласно имеющейся у тетушки бумаге. И тут уж страсти разгораются!

- Сложно каждый раз переживать такое сильное чувство, как любовь?

Приятно (улыбается). Каждый спектакль проходит по-новому. Замечательная и всеми нами любимая артистка театра Оперетты Татьяна Шмыга говорила, что перед каждым спектаклем присутствует волнение. Это нормально, потому что задачи ты знаешь, что делать знаешь, но не знаешь, как оно пойдет. Ведь всегда все происходит иначе, чем прежде, сегодня может так, а завтра по-другому, идет такой «живой» процесс. Партнер существует по задачам, но состояние у нас бывает разное. Этим и прекрасно творчество, поэтому мне не скучно играть одно и то же.

- Есть факторы, влияющие на Вашу игру в спектакле?

Существуют люди реактивные и проактивные. Реактивные как раз относятся к тому типу людей, которые реагируют. Например, на ту же погоду. А проактивные исполняют задачу вне зависимости от обстоятельств. Просто, может быть, менее импульсивно, менее темпераментно, но задачи исполняются, мозги работают. Я стараюсь по возможности относиться к типу проактивных людей (улыбается).

- И у Вас получается?

Да. Просто хочется становиться все более и более практичным человеком, развивающимся и работающим над собой.

- Параллельно со службой в театре Виктюка, вы также заняты в Московской Оперетте. Как удается совмещать работу в таких разных театрах?

Это счастье – работать в разных жанрах. Мне всегда это очень нравилось. Есть возможность сменить обстановку. Постоянно вращаясь в одном кругу, можно устать от людей рано или поздно. А смена круга общения позволяет любить всех (смеется), никто не надоедает, ты всегда безумно всех рад видеть. Здесь поработал, соскучился – пришел в другое место. Соединять работу в двух театрах получается благодаря Роману Григорьевичу. Он с большим пониманием относится к моему желанию петь, заниматься вокалом. Все-таки у нас был музыкальный курс. Он мне позволяет это делать. Я его очень люблю и благодарна за такое понимание. И, конечно же, большое спасибо Владимиру Исидоровичу Тартаковскому (директор театра Московская Оперетта – прим.ред.). Он тоже меня всегда отпускает.

- В Оперетте удается попеть?

А в Оперетте пока не удается спеть в полный голос (смеется), но что-то уже дают. Самое мое большое достижение на данный момент - роль Лизочки в спектакле «Графиня Марица». Обожаю этот спектакль за представившуюся возможность петь и играть в нем. Когда я показывалась в театр, меня попросили выучить дуэт из этого спектакля. Я выучила, но показывать его не пришлось, потому что пригласили поучаствовать в мюзикл «Хэлло, Долли!». Через некоторое время меня все же распределили в «Графиню Марицу». Но когда готовилась к прослушиванию, специально взяла кассету с записями спектакля. И смотря ее дома, сказала маме, что буду играть именно роль Лизы. Просто у меня бывают такие совпадения, скорее даже предчувствие. Такой же случай был с поступлением в ГИТИС. Когда мы зашли с мамой в здание, еще даже не поднялись по ступенькам, я ее взяла за руку и сказала, что буду здесь учиться. В ГИТИСе, в фойе есть зеркало, и я в нем увидела себя как фантом такой. Еще ведь поступала в Гнесинку и прошла туда. Очень печально, что пришлось выбирать. Но РАТИ – академия, поэтому многие советовали получить высшее образование. Кто знает, как оно могло сложиться… Но я благодарна, что все вышло так.

- Возможно, это была судьба – сделать такой выбор.

Наша судьба зачастую зависит от нашего выбора. Но в тот момент больше за меня мама решала, наверное. В шестнадцать лет, после школы я еще до такой степени ничего не понимала, что не знаю даже, как меня в институт взяли (улыбается).

- Такое состояние, когда море по колено?

Это хорошее состояние, когда можешь себя в какой-то поток отпускать. Но когда у тебя есть мозги, которые работают, это еще круче. Другой уровень. Хорошо, когда существует баланс. Вот и я к нему стремлюсь.

- Тяжело приходится?

Нормально. Я занимаюсь любимым делом. Мой папа говорит, что я счастливый человек, и я тоже так считаю. Для меня это не работа, а удовольствие.

- Возвращаясь к ролям в театре Оперетты. Есть и другие роли кроме Лизы в «Графине Марице»?

Есть, но они небольшие. В спектакле «Цезарь и Клеопатра» роль Ирас. Мы с еще одной актрисой исполняем только один дуэт, что-то говорим немножечко и убегаем. Практически нас и нет на сцене. «Хэлло, Долли!» - первый спектакль, в который меня взяли. Там у меня роль Эрменгарды. К сожалению, этот спектакль снят с репертуара.

- Не могу не спросить о мюзикле «Граф Орлов». Для Вас это новый опыт в профессии?

Замечательный опыт! Я просто счастлива, что попала в проект. Прежде всего потому, что очень хороший коллектив. Ты же не знаешь заранее, когда идешь, как все сложится. Я не думала, что настолько все выйдет здорово. Даже представить не могла, что буду настолько кайфовать от игры в ансамбле. Казалось бы, не сольная партия. Абсолютное удовольствие от существования в этом коллективе! Работа в удовольствие, еще она вознаграждается адекватно. Это такой хороший плюс к зарплате.

- Что можете сказать о работе в ансамбле? Насколько она необходима для артиста?

Каждому артисту нужно попасть в тот или иной проект, чтобы этот опыт получить. И тогда ты понимаешь, нравится тебе это, можешь ты работать или нет. И потом это хорошая практика многоголосия. В «Графе Орлове» его много. Допустим, когда ты сольно выступаешь, ты просто поешь и все, а здесь нужно слушать аккорд, нужно вписываться, не выделяться в общем звучании. Быть вместе – неплохая практика. Когда ты работаешь сольно или в дуэте, то обычно должен взаимодействовать только с партнером, а здесь партнеров много. И когда солист выходит на сцену, ты не должен выделяться, ты должен его уважать, но при этом оставаться его опорой. Правда, у нас есть сольные кусочки. Номер называется «Итальянская ночь». Каждый поет свою строчку, а потом мы снова соединяемся и поем вместе (смеется).

- Работа в разных театрах и разных жанрах помогает более глубокому саморазвитию?

Актеры, работающие в мюзикле, отличаются от людей, работающих в классическом театре. Мне интересно находиться и в обществе опереточных, и в обществе мюзикловых. Я кайфую, мне нравится общаться с разными людьми, потому что можно всегда новое для себя открывать. Я аудиокниги люблю слушать, интересуюсь психологией.

Самосовершенствоваться нужно. Человек становится счастливым, когда развивается. Так что наше счастье в наших руках. У Вадима Зеланда существует такое понятие как пространство вариантов, когда каждый может брать то, что захочет. Если человек задастся целью, то достигнет ее. Просто надо преодолевать страхи, обладать наглостью, но в умеренной степени, и давать себе разрешение делать шаги вперед. В момент преодоления страха в твоей жизни начинают происходить чудеса.

- Мы как-то плавно перешли к теме чудес. Вы ведь сейчас репетируете чудесную, сказочную роль?

Роль принцессы Жасмин в спектакле «Аладдин» Детского музыкального театра на Моховой. Материал позитивный. Опять тема любви, которая всегда вызывает вдохновение. Тем более интересно сыграть для маленьких деток. Мы же передаем энергетику, что-то в них вкладываем. Невозможно выходить на сцену и не отдавать. Ты себя отдаешь на сцене зрителю, передаешь свое понимание любви, насколько ты можешь. Также можно говорить и в жизни, но когда говоришь со сцены, тебя больше людей слышит, на тебя смотрят. Для деток играть всегда очень приятно: они благодарные зрители, у которых открыты сердца. Для меня это интересный опыт. Я играла для детей в антрепризе «Буратино» роль Лисы Алисы.

- Есть какие-то планы на ближайшее будущее?

Есть, но они не связаны со сферой искусства. Мне очень хочется заговорить по-английски. Я, конечно, могу изъясняться, но хочется усовершенствовать свою речь. Я себе скачала приложение «Полиглот», прохожу уже десятый урок. И это меня сейчас очень интересует, и так нравится! Само состояние – изучать язык. Возвращаясь к теме саморазвития, мне кажется, чтобы людям отдавать, нужно что-то иметь. Это очень ответственно – говорить что-либо со сцены в зрительный зал, воздействовать на людей. И делать это нужно искренне, глубоко. У меня прекрасная профессия.

Сапронова Наташа

Фотографии из личного архива Анны Подсвировой

#интервью

Избранные новости
Последние новости
Архив новостей
Облако тегов
Мы в соцсетях
  • 60425704_1276726547_vkontakte.png
  • logo_facebook_f-convertido-1024x1024.png