ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
 

Максим Заусалин: «Я – трезвый, расчётливый и весьма логичный рассудок»


9d1rF5ooN0E.jpg

Московская публика знает его в первую очередь по ролям в модных музыкальных проектах, таких как «Растратчики», «Любовь и шпионаж», «Звуки музыки». На самом деле за его плечами множество серьезных актерских работ в различных театрах нашей страны: в Театре у Никитских ворот и МТЮЗе в Москве, Театре Музыкальной комедии в Санкт-Петербурге, театре «Свободное пространство» в Орле и других. - Когда произошло первое знакомство с театром вообще и с актерской работой в частности? Все выросло из школьной художественной самодеятельности, как и у большинства творческих людей. Но еще будучи маленьким и шаловливым пацанчиком, я распевал хулиганские частушки в автобусах на пути в гости к бабушке в деревню. Мамочка у меня очень музыкальная и прекрасно поющая женщина. - Вы родом с Дона. Это удивительное место, свободное, вольное, а главное, подарившее нам огромное количество талантливых людей. Как считаете, Ваша родина оказала влияние на становление Вашего характера, творчества? Думаю, широта природы, размах деревенской простоты и вседозволенности, конечно, сделали своё дело. По приезде к бабуле я чуть ли не сразу забирался на крышу дома и выдавал весь свой репертуар на всю, как говорится, Ивановскую. Душа находилась в творческом полёте и экзальтации (улыбается). - Вы учились в Орле. Расскажите о самых ярких впечатлениях того времени? Как ни крути, но самые яркие впечатления остаются от первых удач и побед в постижении нашей непростой профессии. Одобрительные взгляды педагогов, первые аплодисменты и комплименты покрывали все тяготы студенческой жизни. И ты готов был отдаваться любимому делу круглосуточно. - Освоение профессии - не только занятие в институтских аудиториях, это вся пора студенчества. Что было важнее всего в этот период? Важно, как мне кажется, в такой период превратиться в губку и впитывать в себя буквально всё, что происходит вокруг тебя. Лишнее, шелуха потом отпадет. - Как Вы считаете, быть актером – это дар от Бога или этому можно научиться? Научиться, конечно, можно очень многому, но, безусловно, это Божий дар. Его нужно беречь, как зеницу ока. Развивать, не стыдиться все время учиться и не останавливаться на достигнутом. Каждый день – как новый. - После института Вы отправились в Москву. Как она Вас встретила? Не скажу, что Москва сильно сопротивлялась, распахивая передо мной безразмерные свои объятия. Но благосклонна она ко мне никогда не была, оставаясь верной своему равнодушию и по сей день. Никаких поблажек, всё через пот и кровь. Вероятно, с кем-то у неё иные отношения, но у меня с ней пока так. - А почему именно музыкальный театр? Ведь начиналось все в Москве с драматических театров: «Вернадского, 13», МТЮЗ… Да, не скрою, петь люблю, но работаю в мюзиклах только потому, что там у меня есть возможность заработать немного денежек. Тем более что в последнее время у меня стало что-то получаться в музыкальном жанре.

gNyq0TH0xzY.jpg

- Итак, после некоторых скитаний и проб Вы стали актером театра у Никитских ворот. Этот театр стал для Вас вторым домом? Ни один театр не был для меня, и, наверное, не будет ни вторым, ни третьим домом. Дом, в моём понимании, это место, где о тебе помнят и думают каждую секунду. Где без тебя не могут обойтись - это моя семья. А в театре ты нужен только как инструмент для воплощения чьих-либо амбиций и творческих замыслов. Исчезни ты из коллектива – через неделю о тебе уже и не вспомнят. Таков порядок вещей.

- У Вас в репертуаре театра у Никитских ворот достойный подбор ролей, которому мог бы позавидовать любой артист. Есть роли, которые вы играете уже более 8 лет, есть роли новые. Роли со временем не надоедают? Конечно надоедают! Более того, скажу откровенно, из десятков ролей, которые мне пришлось сыграть, доставляют удовольствие лишь единичные. Большинство их в моей творческой биографии - по долгу службы. - А можно ли «вырасти» из роли? Например, переиграть ее или перестать соответствовать своему персонажу? Я за свою не такую уж продолжительную сценическую жизнь ни одной роли пока ещё не перерос. По крайней мере, внешне. Напротив, во многих случаях приходится дотягиваться и расти до своих персонажей. И слава Богу!

- Хочется спросить про Дон Жуана. Этот персонаж настолько архетипичен и каноничен, что весьма сложно решить его по-своему. А Ваш Дон Жуан, какой он? Решение любого спектакля и персонажей в нём - дело режиссёра. Актёр лишь может внести свои предложения и коррективы в процессе репетиций. И то если режиссура к этому располагает. В этом смысле актёры, к сожалению, больше марионетки в руках автора, режиссёра, продюсера... Дон Жуан у нас совсем не тот, что у Мольера и уж тем более не тот, что упоминался в разных источниках до него. Но творец имеет право на своё видение и прочтение. Если бы я ставил этот спектакль, этот герой был бы у меня совсем другой. Как и у любого из нас он свой. - Бывает так, что в зависимости от настроения меняется поведение героев и вы играете одну и ту же историю по-разному? Естественно бывает, все мы живые люди, и от настроения и внутреннего состояния каждого зависит очень многое. Единственное, что это далеко не всегда работает на качество спектакля. А вообще, каждый спектакль разный, каждый.

iJT1kh9kdgM.jpg

- У вас есть еще один интересный опыт – работа в проектах, в частности мюзиклах. Все началось с «12 стульев» или было что-то раньше? Из весомых музыкальных работ я бы назвал как точку отсчета спектакль «Вестсайдская история» Орловского театра «Свободное пространство», где я в 1999 году исполнял роль Тони. Те звуки, которые я тогда извлекал, сложно назвать вокалом, но я был влюблён в эту роль, в этот спектакль и в этот театр. Тем малым количеством ролей, сыгранных в этом театре, я доволен и даже в какой-то степени горжусь. Лишь спустя три года в мою творческую судьбу завезли «дюжину стульев» (улыбается).

- Тогда это было самое начало обращения к жанру мюзикла. Никто не знал, куда всех выведет это дорожка. Было страшно или интересно? Опасались, вероятно, те, кто имел отношения к банкнотам и векселям. А нам, молодым и красивым, было совершенно всё равно: сбацать Ильфа и Петрова в мюзикле или полоть редьку, лишь бы было весело, интересно и поощрялось рубликом. И, действительно, было весело и, действительно, поощрялось. Знаю, очень многим, как и мне, безнадёжно жаль, что проект прожил так мало.

- «О, милый друг», «Кабаре», «Оливер!», «Любовь и шпионаж», «Звуки музыки», MAMMA MIA… Это названия проектов, в которых вы принимали участие. Наверняка, среди них есть какой-то особенный, дорогой для Вас, о котором Вы могли бы рассказать? Из перечисленного могу выделить лишь «Милого друга». Потому что в этот спектакль я влетел на полном скаку на финишной прямой. Пришлось ввестись в него за три недели до премьеры с достаточно большим количеством текста и музыки. В труппе театра Музыкальной комедии я был новичком и чужаком. Это тоже привнесло в работу небольшие трудности. Но самое главное, что участие в этом проекте, кстати, благодаря М. Г. Розовскому, свело меня с моей будущей женой, и я обрёл любовь и семью! - В Театре Мюзикла Вы играете главные роли во «Временах» и «Растратчиках». Ваши герои (Мэтт Фрей и Филипп Степанович Прохоров) совершенно не похожи друг на друга. Кто ближе из них Вам, Максиму Заусалину? По нутру мне интереснее существовать с Прохоровым. Мне нравятся яркие, мощные, сильные характеры. Наравне с ними у меня есть возможность раскрыться на сцене в присущей мне неуёмной, бесшабашной природе. Понять её, постичь и укротить. И если это получается, зритель, балуясь и хохоча вместе со мной, получает большой заряд ярких эмоций. Мэтт Фрэй в этом смысле более спокойный и комфортный тип, искренний и увлечённый. С ним я могу быть думающим и романтичным, погружённым в свои интимные переживания, в прекрасную и слегка инфантильную ностальгию.

F4yIRXVF_3M.jpg

- Филипп Степанович, например, оказывается не без доли авантюризма. А вы человек авантюрный? Нет, я совсем другой. Я – трезвый, расчётливый и весьма логичный рассудок. Может быть, от того, что есть чувство ответственности за своих близких, за свои поступки. А может …трус?!

- Как вы себе объясняете поступок Мэтта Фрея, который всю жизнь считал идеалом свою мать, вдруг в одночасье решает на всю страну прочесть ее дневник? Как актеры для себя решают проблему, когда их позиция не совпадает с позицией героя? Он решался на этот поступок все эти долгие годы, прошедшие со дня её смерти. Зритель видит уже результат его терзаний и сомнений. На самом деле его подмывало сделать это каждую минуту, а сейчас уже нечего терять, и он переступает через свои страхи и опасения. И оказывается прав. Позицию героя актёр должен принять, понять и донести до зрителя. А если он её не принимает, значит, не справляется с ролью или просто отказывается от неё. - Что можете сказать о кино? Наверняка что-то хотелось бы еще воплотить на экране? В кино снимаюсь, но не столько, сколько хотелось бы. Хочу играть только в качественном и талантливом кино, причём любые роли. Пока не пренебрегаю тем, что предлагают. Ещё придет время выбирать! - Вас ждут какие-то творческие перемены в новом сезоне? В новом сезоне выпустим «Гамлета» в Театре у Никитских ворот. В остальном радикальных перемен не ожидаю. Будут новые работы, новые роли, а там жизнь покажет. Я готов практически ко всему. А готовность - это всё, цитируя героя Шекспира.

wBX543lce6o.jpg

- Как считаете, все, что происходит с человеком в жизни, это просто стечение обстоятельств, или все не случайно и нужно нам для опыта? Всё, что происходит с нами, непременно нужно для нашего опыта. Плохо только то, что мы не всегда это понимаем и принимаем. Обстоятельства бывают разные, но человек предполагает, а Бог располагает. Все в Его воле. - Есть ли у Вас какой-то особенный секрет, как с большей легкостью переносить нудную и серую осень, которая нам всем предстоит, и не впадать в депрессию? Конечно, есть, и он очень прост и сложен одновременно: трудиться и любить!

Сапронова_Наташа Фотографии из личного архива Максима Заусалина

#интервью #мюзикл

Избранные новости
Последние новости
Архив новостей
Облако тегов
Мы в соцсетях
  • 60425704_1276726547_vkontakte.png
  • logo_facebook_f-convertido-1024x1024.png